Наталія Лупу: На Буковині зарядилась домашньою енергією («Спорт-Експрес»)

0

Срібна призерка Чемпіонату світу-2012 з легкої атлетики в приміщенні на дистанції 800 м Наталія Лупу (ЦОП, СК «Гешко», «Колос»/«Динамо», тренери – Анатолій Якимчук, Володимир Степанов, офіційний партнер – готель «Буковина») дала інтерв’ю газеті «Спорт-Експрес».

(мовою оригіналу)

Наталия ЛУПУ: “Не зря открыла сердце нараспашку”

Наталія Лупу. Фото: Олександр Ткачук

Женская 800-метровка в отечественной легкой атлетики на данный момент является дисциплиной номер один по уровню внутренней конкуренции. Судите сами, пять спортсменок – Лилия Лобанова, Юлия Кревсун, Татьяна Петлюк, Наталия Лупу и Ольга Завгородняя – еще в прошлом году выполнили олимпийский норматив «А», тогда как на Игры имеют право поехать только трое. Олимпийский отбор, безусловно, обещает быть жестким и захватывающим. Ну а пока, опираясь на зимний сезон, лидерскую позицию захватила Наталия Лупу. Уроженка Маршинцов Черновицкой области и воспитанница Анатолия Якимчука выиграла зимний чемпионат страны в Сумах, а потом завоевала серебро и мирового первенства в Стамбуле. О своем страхе, появившемся уже после финиша, новоиспеченная вице-чемпионка планеты рассказала «СЭ».


ДОБЕГАЛАСЬ

– Зимой вам дважды приходилось прерывать тренировочный процесс – то из-за отравления, то из-за гриппа. Не думали тогда, что лучше старты в помещениях и вовсе пропустить?

– Еще в октябре мы с тренером запланировали зимний сезон, но решили провести его мягко – без особой подготовки к чемпионатам. Полностью пропустить просто невозможно, потому что тяжело потом втянуться в летний сезон. Перед новым годом я отравилась, после чего долго не могла прийти в себя. А накануне национального первенства в Сумах подхватила сильную простуду, правда, без температуры. Однако на чемпионате Украины выступила достаточно хорошо, удивив всех и себя в том числе. А неурядицы со здоровьем меня абсолютно не останавливали. Я не заморачивала себе голову мыслями о результате. Как будет, так и будет.

– Так, может, к соревнованиям как раз и нужно подходить с таким настроем?

– Возможно. Ведь психологически более раскрепощенной и расслабленной себя чувствуешь. Ты не паришься, а просто бежишь – и все. На чемпионате Украины мне хотелось выиграть – получилось. Поехала на чемпионат мира без мысли о победе. Просто желала улучшить личное достижение. В Стамбуле я выходила на старт очень спокойной. Никакого мандража не было.

– А после финального финиша заволновались?

– Действительно, разволновалась.

– Что означало для вас начать чемпионат мира личным рекордом в предварительном забеге – 2.01,17? По сути, то, за чем приехали в Стамбул, уже достигнуто.

– Моей целью являлось еще и попадание в финал. Я должна была сделать для этого все возможное. Вроде бы получилось. Но посмотрев на табло, вместо третьего результата обратила внимание почему-то на четвертый – 2.03,08. Подумала про себя: «Ну, добегалась. Вроде бы добавляла по ходу дистанции. Неужели меня так на финише посадило?» Чувствовала, что результат должен быть выше. Иду расстроенная, а тут пресс-секретарь нашей федерации Люда Якушева начинает меня поздравлять с личным рекордом. Я сначала не поверила. Потом, придя на разминочное поле, следила за результатами остальных забегов, надеясь, что моего показателя будет достаточно для попадания в финал. Минут через пятнадцать – двадцать, увидев результаты на экране, обнаружила, что в финал отобралась с последним временем. Класс!!!

– В первом круге соревнований вы были лидером на отметке 600 м. Не страшно вести забег на чемпионате мира, когда позади бегут титулованные соперницы?

– Да, уж, девчонки мне попались серьезные – олимпийская чемпионка кенийка Памела Джелимо и россиянка Юлия Русанова. Я понимала, что на финише они окажутся сильнее меня. Когда американка на третьем круге резко начала сбрасывать скорость, я осознавала, что мне больше ничего не остается, как выходить вперед. Эта была единственная возможность побороться за попадание в финал. Так что лидерство получилось вынужденным.

– Круто бежать впереди всех?

– Честно говоря, в тот момент я не думала об этом. Была вся сосредоточена на хорошем результате. Никогда не зацикливаюсь на том, кто сзади бежит, а кто – впереди. Хорошо бежится – выбегаю, плохо – нахожусь в конце.

ОТСИДЕТЬСЯ, ЧТОБЫ «РВАТЬ» НА ФИНИШЕ

– Как отреагировали, узнав, что в забеге будете выступать с чемпионкой Пекина-2008 Памелой Джелимо?

– Уже не первый раз встречаюсь с ней на соревнованиях в одном забеге. На чемпионате мира в Берлине-2009 мы с ней соревновались. Тогда я подумала: «Олимпийская чемпионка! Капец!». А в этот раз вообще безразлично отнеслась к этому. Присутствие такой титулованной соперницы говорит о том, что будет сильный забег и результат. А это облегчает путь к финалу, куда три спортсменки добирались по времени. Я всегда за то, чтобы бежать быстро. Это легче, чем медленно преодолевать дистанцию. Конечно, если готов. Растягивать удовольствие ни к чему. (Смеется). Поэтому я обрадовалась фамилиям кенийки и россиянки в стартовом листе.

– Не было ли у вас тактической задумки держаться позади Джелимо?

– Нет, поскольку знала, что Памела будет держаться в конце забега. В этом сезоне она бежала намного быстрее, чем я, имея 1.59,10. У меня даже был такой вариант развития событий: если никто не выйдет вперед, придется мне. И я была готова к этому, хотя и не любительница вести бега. Мне больше нравится отсиживаться сзади, а потом «рвать» на финише. Так что бежать впереди всех было абсолютно не страшно.

– Может, даже понравилось?

– Возможно. Я на этот чемпионат мира приехала с открытой душой. А домой возвратилась, полная радости, ведь не зря открыла свое сердце нараспашку. (Смеется).

– Чем заняли себя в день перерыва между предварительным раундом и финалом?

– Не поверите – хотела поехать в манеж и смотреть соревнования. Причем планировала это сделать еще в день предварительного забега, который был утром. Но Татьяна Владимировна Самойленко (олимпийская чемпионка-1988 в беге на 3000 м. – Прим. И.Г.) сказала мне: «Наташа, если у тебя психика нормальная, можешь ехать. Но я бы не советовала». Я задумалась и поняла, что действительно ехать нельзя. Десятого марта целый день пролежала на кровати в гостиничном номере, кушала, заходила в интернет, общалась с девчонками, смотрела фильм.

– Удивительно, что вы хотели пойти на соревнования, когда для вас они еще не закончились. Как правило, спортсмены в таких случаях стараются избегать лишнего выплеска эмоций…

– У меня как-то все по-другому происходит. Да, за своих я болею, но все равно сохраняю спокойствие. У меня нет мандража, и я не переживаю. Хотя, конечно, какие-то эмоции выплескиваются. Когда выступала на юниорском первенстве континента-2005, ходила на соревнования, что абсолютно не помешало выиграть. Мне это нравится. Тогда со мной был тренер и вовсе не возражал. Правда, сказал, чтобы не кричала, а просто сидела и смотрела.

– Впервые были в Стамбуле?

– Да. Причем не только в этом городе, а в Турции в целом. И хотя в Стамбуле много достопримечательностей и организовывали экскурсии, но у меня почему-то не было ни малейшего желания ходить по городу. Говорили, что «Голубая мечеть» красивая. Я посмотрела ее на фотографиях девчонок. К тому же можно в интернете найти. Будь больше времени, то пошла бы на экскурсию. Может, в другой раз поеду и все увижу своими глазами.

СЕБЕ НЕ ВЕРЮ ТАК, КАК ТРЕНЕРУ

– С каким настроем выходили на финал: оправдать надежды тренера Анатолия Якимчука, то есть сражаться за третье – шестое место, или же хотели доказать себе, ему и соперницам, что вам по силам дать бой за медали самого высокого качества?

– Интересный вопрос. Тренер на тот момент был в Анталье на сборе, ожидая моего приезда туда. Вечером накануне финала он написал мне sms-сообщение: «Я проанализировал бега. Можно стать четвертой, а если повезет – третьей. Настройся на это и поборись». Я не была настолько уверена, что действительно можно сражаться за бронзу. Знала, что очень готова, но не верила, что могу выбежать из двух минут. Я отдавала себе отчет в том, что этот результат необходим, если хочу оказаться в тройке сильнейших. А для этого бег должен хорошо сложиться – лишний раз не дергаться и так далее. Но за сто – сто пятьдесят метров до финиша поняла, что бороться и в самом деле можно. Поэтому бежала со всех ног. Поняла, что соперниц догоняю, причем уверенно. Почувствовала, что по силам сражаться не только за третье место. Меня удивило серебро и время. Тренер был прав. Ему я доверяю полностью, а вот в себе сомнения бывают. Перед соревнованиями подругам говорила: «Не переживайте – шестой буду точно». А потом поймала себя на мысли, что и этого можно не достичь, если упасть. Но быстро остановила себя.

– Не обидело то, что тренер вас недооценил, пророчив максимум борьбу за третье место?

– Отнюдь. Мы с ним думали, что россиянка будет бежать сильнее. Соответственно мне оставалось третье место. Но она не оправдала наших надежд, и я финишировала второй. Тренер оценивает ситуацию, видя, на что я готова. Кстати, он говорил, что мне по силам показать результат в районе двух минут плюс-минус полсекунды. Так и получилось. Хорошо, что в сторону более высокого результата.

– Имеет ли значение на такой дистанции, как 800 м, по какой дорожке стартовать?

– В манеже я люблю пятую или четвертую, а особенно – шестую дорожку. Выбегая с них, очень хорошо видно соперниц и легко занять позицию. По первой неудобно стартовать, потому что нужно прикладывать больше усилий для выгодного размещения. К тому же, как бы ты не выбежал, все равно будешь в «коробочке». А из нее трудно выбраться. Кстати, я впервые в жизни бежала по этой дорожке. Поначалу меня это не очень воодушевило. А потом подумала: «Да какая разница? Люди и по первой дорожке становились олимпийскими чемпионами. Ничего страшного. Тем более, мне всего лишь пятьдесят метров бежать по ней – все получится».

– Какими были ваши самые первые мысли после финиша?

– Признаюсь вам. (Смеется). Я подумала, что, наверное, меня снимут с соревнований. Может, я что-то натворила? А может, меня забудут на награждении и не вручат медаль? Но никто меня не снял, еще и награду повесили на шею. Я действительно была второй!

– А когда же вы подумали: «Какая я молодец! Круто!»?

– Таких мыслей у меня вообще не было. Я порадовалась, но выхлестывать эмоции перед всеми я не могу. Даже перед родными. Они позвонили мне, поздравили, а я ответила: «Спасибо. Да забудьте – это было вчера». Не знаю почему, но я стесняюсь показывать свои эмоции. Поэтому волю им даю, когда нахожусь одна или же с очень близкими людьми – мамой. Однако все равно должно пройти немного времени. Радость я переживаю сначала сама. А вот огорчаться умею и плачу на людях без стеснения.

СЕСТРА ПОКА НЕ БЬЕТ МОИ РЕКОРДЫ

– После финала вы первой подошли к Джелимо, помогли ей подняться и поздравили ее с победой. Похоже, сил у вас осталось больше, чем у кенийской спортсменки?

– Силы у меня действительно остались. Я быстренько отдышалась, и мне было очень легко. То есть, не выложилась по дистанции. Бежала ровно.

– Признались в этом тренеру?

– Да. Он ответил, что и так знает об этом.

– Так, может, вы могли бы составить конкуренцию и олимпийской чемпионке?

– Кто знает. Дай Бог, чтобы так было в следующий раз. Если раньше мне это казалось нереальным, то сейчас понимаю, что вполне можно было бороться за первое место. Просто надо более грамотно вести бег.

– Но эта мысль вас не огорчает?

– Абсолютно. И серебряная медаль – это очень круто. Я не настраивалась на первое место, хотя и на второе тоже. (Смеется). Но теперь вижу, что готова бороться со всеми. Те же африканки ничем не отличаются от нас – только цветом кожи.

– Кстати, Джелимо поняла, сказанное вами?

– Я сказала ей: «Congratulation!» Она поблагодарила. Ничего удивительного Памеле не могла сказать, поскольку английский не особо знаю. Зато она хорошо владеет им. Позже мы пытались пообщаться. На пресс-конференции Джелимо свободно отвечала на все вопросы, а у меня был переводчик.

– Новоиспеченная рекордсменка мира в легкоатлетическом пятиборье Наталия Добрынская говорила, что со стартом в беге с барьерами организаторы напортачили. Были ли у вас замечания к хозяевам соревнований?

– Наши забеги прошли отлично. На спринте более важен старт с колодок, и у них четкий выстрел. Мне не в чем упрекнуть организаторов. Мне понравилось выступать в Стамбуле.

– Ваша 15-летняя сестра Настя уже бьет ваши рекорды?

– Пока нет, но надеюсь, это вопрос времени. Настя учится и тренируется в Броварском училище. Пока она бегает 400 метров, но специализация еще может поменяться. Я ей говорила, чтобы бросила, мол, зачем ей это надо. Пусть лучше учится, ведь ей легко дается гранит науки. А она ответила, что хочет быть такой, как я. Я же парировала: «Не равняйся на меня. Бери что-то повыше, потому что я пока не такая уж и классная». А все остальные мои родные – мама, бабушка, старший брат Эдик и восьмилетняя Исидора – живут в Италии.

НА ТАЛАНТЕ ВЫЕЗЖАЮТ ДО 18-ТИ

– Значит, победы все-таки служат вам стимулом для тренировок?

– Конечно. Если бы спорт не приносил мне радости, я бы не занималась им. На соревнованиях и тренировках нужно отдавать много сил и здоровья. И бегать просто так без особого желания – нет смысла, потому что результата не будет. Как и в любой работе, только огромное рвение приносит плоды.

– Если бы у вас не было успехов на юниорском уровне, задержались бы на дорожке до взрослого уровня?

– Думаю, да. У меня такой замечательный тренер – он и психолог, и массажист, и врач, и отец. Он для меня – все. Когда что-то не получалось, предлагала вовсе это не делать. Тогда тренер меня спрашивал: «Ты сдаешься?» И я удивленно ему отвечала «Конечно, нет!» Он находит нужные слова, которые меня зажигают, и я работаю дальше, чтобы показать результат. Например, дает мне установку начать финишировать за триста метров. Я не соглашаюсь, ссылаясь на то, что сил не хватит. А потом оказывается, что тренер все-таки был прав. Наставник всегда мне говорил, что я создана для того, чтобы бегать, и у меня есть талант, чтобы показывать высокие результаты.

– И сейчас вы в это верите?

– Наверное. (Смеется). Я очень люблю бегать и не сомневаюсь, что могу демонстрировать быстрые секунды. И буду делать для этого все.

– Приносит ли вам спорт разочарования?

– Иногда. Бывает, не идут тренировки. Например, прошлое лето. Вроде бы и улучшила свой результат достаточно нормально. Но было что-то не то, поскольку он дался очень тяжело и громадными усилиями. А этой зимой все было налегке и в удовольствие. Правда, в 2011-м у меня была небольшая травма, и что только я не делала, но боль в колене не утихала. Да еще и результат не шел – просто ни в какую. Даже не знаю, в чем причина. Сезон не задался с самого начала из-за повреждения. Я выполнила общую физическую подготовку. Силовые упражнения не делала, только бегала, а этого было недостаточно. Хотя умудрилась улучшить результат.

– За счет таланта?

– Не думаю. На нем выезжаешь до восемнадцати лет, а потом все становятся одинаковыми. Каждому приходится работать, а тренировки потом преобразуются в результат.

– Расстроились, что не отобрались на летний чемпионат мира в Тэгу-2011?

– Очень. Чтобы поехать на главный старт нужно было финишировать минимум с вторым результатом на чемпионате Украины. Лилию Лобанову освободили от национального первенства, зарезервировав ей место в сборной. На два вакантных места претендовали четыре спортсменки. И я финишировала четвертой, при этом прикладывая огромные усилия. Я настолько расстроилась, что отдыхала аж два с половиной месяца. Никогда ранее столько не бездельничала. Однако желание тренироваться не пропало. Наоборот, хотела доказать не кому-то, а самой себе, что могу бежать.

В РОДНОЕ СЕЛО ЕЗЖУ К… СОБАЧКЕ

– Вам удалось съездить в родное село Маршинцы Черновицкой области и отдохнуть там душой перед началом подготовки к летнему сезону?

– На пару дней все-таки вырвалась, заодно прошла диспансеризацию в Черновцах. Меня приняли очень хорошо. Зарядилась домашней энергией.

– А к кому же вы туда ездите?

– К собачке. (Смеется). За нашей овчаркой ухаживает моя тетя. Приехав домой, сразу выпустила Ральфа из вольера. И он прыгал, бегал, как ненормальный. Мама звонит, спрашивает, как дела, а я ей говорю, что наш Ральф, как медведь.

– На ваш взгляд, что лучше: хорошо петь, как ваша землячка София Ротару, или же быстро бегать?

– Каждому свое. Я, например, петь вообще не умею. Хорошо, что хоть бегать получается. (Смеется).

– Любите ходить на каблуках?

– Конечно. Причем, даже часто так и делаю.

– После соревнований организаторы обычно устраивают банкет. Вы – звезда танцпола?

– Не могу судить. Но танцую всегда, и внимание обращают. Если настроение хорошее, то не пропускаю ни одной песни. В Стамбуле плясала до конца.

– Ваш молодой человек тоже любитель потанцевать?

– Не знаю, но танцует. Кстати, надо спросить его об этом. (Смеется).

– Может, издеваетесь над человеком…

– (Смеется). Не думаю. У Сережи есть свое мнение, и он может сказать мне «нет».

– А спортивным опытом делитесь друг с другом?

– Мне будет сложнее ему что-то подсказать. Ну что я понимаю в барьерной технике? Ему же дать мне совет намного легче. Но он не часто это делает, ведь у меня же есть тренер. Мы не вмешиваемся в тренировочный процесс друг друга.

– Наперегонки бегали?

– Нет, но я его обгоню. (Смеется).

– На какой дистанции?

– Восемь километров кросса. А если предложит барьеры – тоже хорошо. Но с условием, что на моей дистанции будут стоять женские барьеры, а не мужские – высокие. Тем более, начинала я спортивную карьеру с бега на два километра с препятствиями.

МЕЧТА О МНОГОБОРЬЕ И ФИНАЛЕ С РОССИЯНКАМИ

– Словом, на дистанции готовы ко всему?

– Абсолютно. Я бы очень хотела попробовать себя в многоборье. Когда-то бегала четыреста метров с барьерами – понравилось.

– А метание копья?

– Вот это было бы интересно.

– А прыжки в высоту, где нужна техника?

– Да ладно – ну что, не взяла бы метр тридцать?!

– Так многоборки преодолевают на полметра больше!

– Ну, а у меня было бы метр тридцать. (Смеется). Ну, а если серьезно, то я не говорю о результате. Не знаю, как бы справилась с дистанцией сто метров с барьерами. За двести метров уверена, что все было бы нормально. А восемьсот – тем более. Но технические виды не пробовала никогда. Прошлым летом мы были с моим парнем у него дома и с его мамой заезжали на спортивную базу в Кременную, что в Луганской области. Там как раз были детские соревнования, в том числе и метание копья. Сережа когда-то был многоборцем, и я стала просить его научить меня упражняться с этим снарядом. У меня ничего не получилось. Но все равно я бы попробовала.

– На 800-метровке пять украинских легкоатлеток, в том числе и вы, имеют олимпийский норматив «А». Вы сейчас настроены на отбор в олимпийскую команду или же ваши мысли уже значительно дальше – в Лондоне?

– Думаю, недооценивать никого нельзя. Тем более у нас в Украине очень сильные все спортсменки, и результаты высокие. Все-таки пока свое внимание заостряю на внутреннем отборе.

– Такая острая конкуренция – это хорошо?

– Плохо, потому что я могу не попасть на Олимпийские игры. Но, с другой стороны, здорово, ведь есть с кем бороться. Было такое время, когда на восемьсот метров отсутствовала конкуренция. Это скучно. Сегодня же есть с кем бежать и сражаться. Ты понимаешь, что легкой жизни на национальном первенстве не будет. Но ничего, тяжело в учении – легко в бою. В других странах, той же России, люди как-то отбираются. И мы будем бороться.

– Ольга Завгородняя и Татьяна Петлюк бежали на чемпионате Украины в Сумах. Но, пожалуй, самых серьезных ваших конкуренток на внутренней арене Лилии Лобановой и Юлии Кревсун не было. Кого считаете все-таки главной своей соперницей в борьбе за путевку на Олимпийские игры?

– Всех четверых. Если сравнить наши результаты – они практически равные. Поэтому каждая из нас сильная. Кто-то лучше выглядит физически, кто-то – морально. Конечно, я предпочла бы, чтобы Лобанова и Кревсун выступали на чемпионате Украины. Честно говоря, я думала, что выиграть будет тяжелее. Но Таня Петлюк не готовилась к зимнему сезону, а Оля Завгородняя вроде бы тренировалась, но, видимо, что-то не получилось. Бывает, что просто ноги не идут, и ничего с этим нельзя сделать. Такое бывает – и я не исключение. Мне хотелось, чтобы на чемпионате мира я была не единственной представительницей Украины. У меня вообще есть мечта, чтобы в финале чемпионата мира или Европы бежало три украинки и три россиянки. И желательно, чтобы на пьедестале почета были одни украинки. Россиянки, бывает, выходят максимальным составом в главный забег. Мы не слабее их – это сто процентов. Но нам не всегда удается реализовать свою силу.

ПОЧЕМУ НЕ ВЫБРАЛА ПРЫЖКИ, ГДЕ НЕ НАДО УМИРАТЬ?

– Не выжал ли зимний сезон и серебро чемпионата мира у вас все физические и психологические силы или же все как раз наоборот?

– Он мне дал сильный толчок готовиться к лету. Воодушевил. Я поняла, что могу многое. Наверное. (Смеется).

– Интересно, что все свои лучшие результаты на открытом стадионе вы показали дома. Это так родные стены помогают, психология или же на международной арене соперницы переигрывали вас тактически?

– Я тоже задумывалась над этим. Ездила на соревнования, попадала в призовую тройку, но лучших своих результатов не показывала. Впервые побила личный рекорд на этом чемпионате мира. Не знаю, с чем это связано. Иногда бывает, что быстрые бега не складываются – то толкались, то еще что-то. На домашних стартах зачастую получается хороший, даже идеальный бег. Никто не мешает, поэтому показывала высокие результаты. В некоторой степени меня это убивало – почему же не могу это все продемонстрировать за границей? Может, я была психологически к этому не готова.

– В прошлом году вы пробовали свои силы на 400 м на чемпионате Европы в помещении. Это был эксперимент или же все эти выступления были частью тренировочного процесса 800-метровки?

– Это был этап подготовки к 800 метрам. Мы с тренером хотели поднять скорость. Зима-2011 полностью ушла на это. Считаю, это было правильным решением. Очень довольна, что тренер настоял на том, чтобы бежать 400 м.

– У вас есть золото юниорского первенства континента-2005 и серебро Стамбула-2012? Все медали храните вместе?

– Медали, добытые мной раньше, храню дома в красивой коробочке. А стамбульское серебро еще не отвезла. Оно в Киеве – в тумбочке валяется. (Смеется).

– За каким видом легкой атлетики любите наблюдать со стороны?

– За всеми – бега, прыжки, метание. Когда езжу на соревнования, обычно всегда сижу на стадионе. Видно, я верный слуга королевы спорта. Мне нравится наблюдать за спортсменами. У каждого своя разминка, интересно, как атлет ведет себя перед стартом.

– Может, у вас есть любимый легкоатлет или легкоатлетка?

– Да, мой парень. (Смеется).

– Жалели когда-нибудь, что выбрали себе специализацию именно 800 м?

– Можно было выбрать технический вид, где, на мой взгляд, не надо умирать. Когда до старта остается минут десять, я корю себя за то, что не выбрала прыжки в длину или  высоту. А в моей дисциплине, если плохо побежится с первых метров, то потом придется долго терпеть.

ЛЮБЛЮ ВЫДЕЛЯТЬСЯ ИЗ ТОЛПЫ

– Три года назад в легкой атлетике был скандал, как раз связанный с вашим видом, когда чемпионка мира Кастер Семеня из ЮАР вынуждена была пройти гендерные тесты, которые все-таки доказали, что она женщина. Как считаете, ее достижения – результат выносливости, данной природой всем представителям Африки, или методике тренировок у темнокожих спортсменов тоже можно поучиться?

– Я вообще не следила за этим скандалом. Меня он не интересовал. Может быть, потому, что я не была тогда четвертой в финальном забеге. Хотелось бы, чтобы тогда наша Юля Кревсун завоевала медаль. Тем более, на финише у нее выиграли совсем чуть-чуть. А это обидно. Пусть Семеня и проходила эти тесты, но она же не лежала просто на диване. Думаю, ей пришлось тоже много работать, чтобы стать чемпионкой в 2009-м и вице-чемпионкой мира в прошлом году. А цвет кожи здесь абсолютно ни при чем. Любому нужно много работать для достижения цели.

– На последнем чемпионате мира в Тэгу Семеня все-таки уступила россиянке Марии Савиновой, которой и достался чемпионский титул. А вы перед началом финала на кого ставили?

– На Марию. Она очень сильная. Семеня тоже неслабая. Они поборолись, и Мария оказалась сильней. Я болела за нее.

– Некоторые тренеры учат своих подопечных на примере титулованных спортсменов, другие же считают, что, наоборот, если хочешь воспитать чемпиона, то не нужно навязывать кумиров. А у вас есть идеал для подражания в спорте или жизни?

– Нет. Я иду своей дорогой. Почему я должна смотреть на кого-то? Хочу быть похожей на саму себя. Такое мнение у меня еще с самого детства. Если же кто-то хочет равняться на меня, я не против. Однако считаю, что каждый человек должен быть самим собой и иметь свое лицо.

– Как же мама отпустила вас, двенадцатилетнюю, в столицу?

– Наверное, ей тяжело было. Когда в 2000-м я поступила в училище, мы жили бедно. Мама звонила раз в неделю и писала письма. Я ей отписывала два раза в неделю и всегда очень хотела домой. Интересно было. Мама и тогда, и сейчас полностью доверяет тренеру. Она говорила ему, что он для меня – папа, мама, брат и все на свете. Меня же тренер воспитал, вырастил, были времена, когда кормил и одевал. Я ему очень благодарна за это. Он мне как отец, которого у меня нет.

– У многих спортсменов сейчас очень яркие шиповки или же и вовсе разноцветные. Вы предпочитаете более сдержанные тона?

– Как раз наоборот – люблю яркость и выделяться из толпы. То есть иметь что-то такое, чего нет у других. У меня бело-синие шиповки. Они очень удобные. Если же дадут яркие, то с удовольствием побегу в них. На дорожке хотела бы сделать что-нибудь не так, как все.

– Побежать как-то иначе?

– Я имею в виду внешний вид. А побежать как-то иначе не могу. Не стану же мчаться в другую сторону. (Смеется). Я стараюсь менять прически. Очень часто делаю дома перестановки. Надоедает одно и то же. Даже Сережа уже говорит: «Опять все поменяла? Ну, пусть так и будет, если тебе нравится».

– Любите ходить на каблуках?

– Конечно. Причем, даже часто так и делаю.

– После соревнований организаторы обычно устраивают банкет. Вы – звезда танцпола?

– Не могу судить. Но танцую всегда, и внимание обращают. Если настроение хорошее, то не пропускаю ни одной песни. В Стамбуле плясала до конца.

– Ваш молодой человек тоже любитель потанцевать?

– Не знаю, но танцует. Кстати, надо спросить его об этом. (Смеется).

– Может, издеваетесь над человеком…

– (Смеется). Не думаю. У Сережи есть свое мнение, и он может сказать мне «нет».

– А спортивным опытом делитесь друг с другом?

– Мне будет сложнее ему что-то подсказать. Ну что я понимаю в барьерной технике? Ему же дать мне совет намного легче. Но он не часто это делает, ведь у меня же есть тренер. Мы не вмешиваемся в тренировочный процесс друг друга.

– Наперегонки бегали?

– Нет, но я его обгоню. (Смеется).

– На какой дистанции?

– Восемь километров кросса. А если предложит барьеры – тоже хорошо. Но с условием, что на моей дистанции будут стоять женские барьеры, а не мужские – высокие. Тем более, начинала я спортивную карьеру с бега на два километра с препятствиями.

МЕЧТА О МНОГОБОРЬЕ И ФИНАЛЕ С РОССИЯНКАМИ

– Словом, на дистанции готовы ко всему?

– Абсолютно. Я бы очень хотела попробовать себя в многоборье. Когда-то бегала четыреста метров с барьерами – понравилось.

– А метание копья?

– Вот это было бы интересно.

– А прыжки в высоту, где нужна техника?

– Да ладно – ну что, не взяла бы метр тридцать?!

– Так многоборки преодолевают на полметра больше!

– Ну, а у меня было бы метр тридцать. (Смеется). Ну, а если серьезно, то я не говорю о результате. Не знаю, как бы справилась с дистанцией сто метров с барьерами. За двести метров уверена, что все было бы нормально. А восемьсот – тем более. Но технические виды не пробовала никогда. Прошлым летом мы были с моим парнем у него дома и с его мамой заезжали на спортивную базу в Кременную, что в Луганской области. Там как раз были детские соревнования, в том числе и метание копья. Сережа когда-то был многоборцем, и я стала просить его научить меня упражняться с этим снарядом. У меня ничего не получилось. Но все равно я бы попробовала.

– На 800-метровке пять украинских легкоатлеток, в том числе и вы, имеют олимпийский норматив «А». Вы сейчас настроены на отбор в олимпийскую команду или же ваши мысли уже значительно дальше – в Лондоне?

– Думаю, недооценивать никого нельзя. Тем более у нас в Украине очень сильные все спортсменки, и результаты высокие. Все-таки пока свое внимание заостряю на внутреннем отборе.

– Такая острая конкуренция – это хорошо?

– Плохо, потому что я могу не попасть на Олимпийские игры. Но, с другой стороны, здорово, ведь есть с кем бороться. Было такое время, когда на восемьсот метров отсутствовала конкуренция. Это скучно. Сегодня же есть с кем бежать и сражаться. Ты понимаешь, что легкой жизни на национальном первенстве не будет. Но ничего, тяжело в учении – легко в бою. В других странах, той же России, люди как-то отбираются. И мы будем бороться.

– Ольга Завгородняя и Татьяна Петлюк бежали на чемпионате Украины в Сумах. Но, пожалуй, самых серьезных ваших конкуренток на внутренней арене Лилии Лобановой и Юлии Кревсун не было. Кого считаете все-таки главной своей соперницей в борьбе за путевку на Олимпийские игры?

– Всех четверых. Если сравнить наши результаты – они практически равные. Поэтому каждая из нас сильная. Кто-то лучше выглядит физически, кто-то – морально. Конечно, я предпочла бы, чтобы Лобанова и Кревсун выступали на чемпионате Украины. Честно говоря, я думала, что выиграть будет тяжелее. Но Таня Петлюк не готовилась к зимнему сезону, а Оля Завгородняя вроде бы тренировалась, но, видимо, что-то не получилось. Бывает, что просто ноги не идут, и ничего с этим нельзя сделать. Такое бывает – и я не исключение. Мне хотелось, чтобы на чемпионате мира я была не единственной представительницей Украины. У меня вообще есть мечта, чтобы в финале чемпионата мира или Европы бежало три украинки и три россиянки. И желательно, чтобы на пьедестале почета были одни украинки. Россиянки, бывает, выходят максимальным составом в главный забег. Мы не слабее их – это сто процентов. Но нам не всегда удается реализовать свою силу.

ПОЧЕМУ НЕ ВЫБРАЛА ПРЫЖКИ, ГДЕ НЕ НАДО УМИРАТЬ?

– Не выжал ли зимний сезон и серебро чемпионата мира у вас все физические и психологические силы или же все как раз наоборот?

– Он мне дал сильный толчок готовиться к лету. Воодушевил. Я поняла, что могу многое. Наверное. (Смеется).

– Интересно, что все свои лучшие результаты на открытом стадионе вы показали дома. Это так родные стены помогают, психология или же на международной арене соперницы переигрывали вас тактически?

– Я тоже задумывалась над этим. Ездила на соревнования, попадала в призовую тройку, но лучших своих результатов не показывала. Впервые побила личный рекорд на этом чемпионате мира. Не знаю, с чем это связано. Иногда бывает, что быстрые бега не складываются – то толкались, то еще что-то. На домашних стартах зачастую получается хороший, даже идеальный бег. Никто не мешает, поэтому показывала высокие результаты. В некоторой степени меня это убивало – почему же не могу это все продемонстрировать за границей? Может, я была психологически к этому не готова.

– В прошлом году вы пробовали свои силы на 400 м на чемпионате Европы в помещении. Это был эксперимент или же все эти выступления были частью тренировочного процесса 800-метровки?

– Это был этап подготовки к 800 метрам. Мы с тренером хотели поднять скорость. Зима-2011 полностью ушла на это. Считаю, это было правильным решением. Очень довольна, что тренер настоял на том, чтобы бежать 400 м.

– У вас есть золото юниорского первенства континента-2005 и серебро Стамбула-2012? Все медали храните вместе?

– Медали, добытые мной раньше, храню дома в красивой коробочке. А стамбульское серебро еще не отвезла. Оно в Киеве – в тумбочке валяется. (Смеется).

– За каким видом легкой атлетики любите наблюдать со стороны?

– За всеми – бега, прыжки, метание. Когда езжу на соревнования, обычно всегда сижу на стадионе. Видно, я верный слуга королевы спорта. Мне нравится наблюдать за спортсменами. У каждого своя разминка, интересно, как атлет ведет себя перед стартом.

– Может, у вас есть любимый легкоатлет или легкоатлетка?

– Да, мой парень. (Смеется).

– Жалели когда-нибудь, что выбрали себе специализацию именно 800 м?

– Можно было выбрать технический вид, где, на мой взгляд, не надо умирать. Когда до старта остается минут десять, я корю себя за то, что не выбрала прыжки в длину или  высоту. А в моей дисциплине, если плохо побежится с первых метров, то потом придется долго терпеть.

ЛЮБЛЮ ВЫДЕЛЯТЬСЯ ИЗ ТОЛПЫ

– Три года назад в легкой атлетике был скандал, как раз связанный с вашим видом, когда чемпионка мира Кастер Семеня из ЮАР вынуждена была пройти гендерные тесты, которые все-таки доказали, что она женщина. Как считаете, ее достижения – результат выносливости, данной природой всем представителям Африки, или методике тренировок у темнокожих спортсменов тоже можно поучиться?

– Я вообще не следила за этим скандалом. Меня он не интересовал. Может быть, потому, что я не была тогда четвертой в финальном забеге. Хотелось бы, чтобы тогда наша Юля Кревсун завоевала медаль. Тем более, на финише у нее выиграли совсем чуть-чуть. А это обидно. Пусть Семеня и проходила эти тесты, но она же не лежала просто на диване. Думаю, ей пришлось тоже много работать, чтобы стать чемпионкой в 2009-м и вице-чемпионкой мира в прошлом году. А цвет кожи здесь абсолютно ни при чем. Любому нужно много работать для достижения цели.

– На последнем чемпионате мира в Тэгу Семеня все-таки уступила россиянке Марии Савиновой, которой и достался чемпионский титул. А вы перед началом финала на кого ставили?

– На Марию. Она очень сильная. Семеня тоже неслабая. Они поборолись, и Мария оказалась сильней. Я болела за нее.

– Некоторые тренеры учат своих подопечных на примере титулованных спортсменов, другие же считают, что, наоборот, если хочешь воспитать чемпиона, то не нужно навязывать кумиров. А у вас есть идеал для подражания в спорте или жизни?

– Нет. Я иду своей дорогой. Почему я должна смотреть на кого-то? Хочу быть похожей на саму себя. Такое мнение у меня еще с самого детства. Если же кто-то хочет равняться на меня, я не против. Однако считаю, что каждый человек должен быть самим собой и иметь свое лицо.

– Как же мама отпустила вас, двенадцатилетнюю, в столицу?

– Наверное, ей тяжело было. Когда в 2000-м я поступила в училище, мы жили бедно. Мама звонила раз в неделю и писала письма. Я ей отписывала два раза в неделю и всегда очень хотела домой. Интересно было. Мама и тогда, и сейчас полностью доверяет тренеру. Она говорила ему, что он для меня – папа, мама, брат и все на свете. Меня же тренер воспитал, вырастил, были времена, когда кормил и одевал. Я ему очень благодарна за это. Он мне как отец, которого у меня нет.

– У многих спортсменов сейчас очень яркие шиповки или же и вовсе разноцветные. Вы предпочитаете более сдержанные тона?

– Как раз наоборот – люблю яркость и выделяться из толпы. То есть иметь что-то такое, чего нет у других. У меня бело-синие шиповки. Они очень удобные. Если же дадут яркие, то с удовольствием побегу в них. На дорожке хотела бы сделать что-нибудь не так, как все.

– Побежать как-то иначе?

– Я имею в виду внешний вид. А побежать как-то иначе не могу. Не стану же мчаться в другую сторону. (Смеется). Я стараюсь менять прически. Очень часто делаю дома перестановки. Надоедает одно и то же. Даже Сережа уже говорит: «Опять все поменяла? Ну, пусть так и будет, если тебе нравится».

Автор: Ирина ГОЛИНЬКО

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.